Мир тесен

четверг, 31 июля 2014 г.

О чём я мечтаю сегодня. К Мадонне Горловки.

О чём я мечтаю сегодня. К Мадонне Горловки.

О чём я мечтаю сегодня?

Я точно помню, о чём я мечтал вчера. Я вчера хотел мира. Мир это хорошо. Мир — это солнце, это лето, это дети. Мир — это любимая работа. Мир — это прогулки с семьёй.

Но это было до бомбардировки Горловки. Вернее, это было до того, как я увидел мёртвую молодую мать, обнимающую своего мёртвого ребёнка.

Теперь, после этого, у меня есть только одно желание — я хочу видеть чёрные обугленные трупы украинских солдат, «национальной гвардии» и правосеков. Я хочу, чтобы Порошенко оторвало ноги. Я хочу видеть мозги Ирины Фарион. Я мечтаю узреть кишки Турчинова. Я хочу, чтобы сдох Яценюк. Я хочу видеть срезанную осколком голову Кличко. Повешенный Аваков — что может быть прекраснее?

Я хочу развалин их резиденций.

Я хочу видеть, как толпа разрывает на части труп Коломойского.

У меня не осталось хороших мечтаний.

Их отняла у меня ваша мерзкая «Единаяукраина». Евросертифицированная, западностандартизированная, в печеньках, с чубами и вышиванками.

Я ничего не хочу больше от «украинских патриотов». Раньше я хотел, чтобы они образумились. Потом я хотел, чтобы они хотя бы испугались.

Теперь мне ничего не нужно от вас, кроме вашей смерти.

…Я не знаю, почему именно сейчас это случилось со мной.

Были трупы и раньше.

И Мариуполе, и в Одессе, и в Луганске.

Было и вот это лицемерное враньё про «они сами» пополам с подлой радостью. Было и лицемерное поджимание губёшек «нашей» «Совести Нации». Всё это было уже.

Но я почему-то мог более или менее хладнокровно рассуждать, говорить о политике, о целях и задачах России, о каком-то переговорном процессе.

А теперь не могу.

Не думается. Не говорится.

Всё время эту мёртвую женщину вижу и её ребёнка.

Уважаемые единоукраинские патриоты! Уважаемые единоукраинские политики!

Очень вас прошу!

Не надо бояться. Не надо думать.

Не надо ужасаться делам рук своих.

Не надо мне от вас ничего.

Пожалуйста, умрите. Прошу вас.

Умоляю.

Сдохните самой страшной и позорной смертью. Мучайтесь перед смертью. Корчитесь в агонии. Пустите по ногам струю мочи и опустошите кишечник. Захлёбывайтесь собственной кровью, мочой и калом.

Мне ничего от вас больше не надо.

Просто умрите, твари.

Автор Роман Носиков
Первоисточник http://www.odnako.org/blogs/o-chyom-ya-mechtayu-segod..
 


среда, 30 июля 2014 г.

Немецкий журналист: Берлин передает Привет ополчению Донбасса!

Преследуемая журналистка Ксения Шкода дала интервью

Жители избили депутата Митинг против мобилизации в Новоселицк 29 07 2014





народ украины радостно встречает мобилизацию

Несколько советов президенту Путину: Россия заигралась в международное право…



Рассказывать агрессору о нормах международного права бессмысленно. Взывать к разуму к стороне, страдающей полным умопомрачением, бесполезно. Говорить о совести палачам и убийцам напрасно. США объявили России войну, и это абсолютно ясно. То, что они ведут ее не своими руками, не говорит о том, что США не воюют. Они просто привыкли воевать чужими руками на расстоянии, потому что США — трусы, а их армия может воевать только против намного более слабого противника.

Так считает Бжезин Збигневский, Президент «The centre of political forecasting and analysis», который в своем интервью канадскому журналисту Арджилу Тернеру высказал свою точку зрения в отношении украинского кризиса.

-- Так называемому «президенту Украины» поставлена задача: любыми путями вовлечь Россию в войну. И чтобы не делала Россия, она уже назначена виновной.

После катастрофы «Боинга-777» под Донецком Киев пойдет на следующие шаги, вплоть до вооруженной провокации против Крыма либо других российских территорий, чтобы заставить Россию применить свои вооруженные силы и добиться повода для ввода вооруженных контингентов НАТО на территорию Украины.


У Киева просто нет другого выхода, потому что крах украинской экономики он может списать только на войну. И эта война с Россией.

Вне зависимости от того, какие результаты даст расследование обстоятельств катастрофы «Боинга-777» 17 июля под Донецком, Запад уже назначил виновных — это Россия и лично президент Владимир Путин.

В такой ситуации призывы России к объективности и здравому смыслу в отношении оценки событий, происходящих в Украине, воспринимаются США и Западом в целом как признак слабости, неуверенности и трусости.

Итак, что мы знаем:

1. 22 февраля в Киеве произошел вооруженный переворот, «неизвестными снайперами» было убито около сотни человек, законный президент Украины был вынужден покинуть страну. Так называемая украинская «оппозиция» вместе со странами-гарантами Францией, Германией и Польшей не выполнили условий соглашения с Януковичем, подписанного незадолго до этого.

До и после этого события в Киеве и других городах центра и запада Украины сторонники Майдана и «Правого сектора» захватывали административные здания и арсеналы. Расследование не проведено.

2. Новое парламентское большинство Верховной Рады Украины попыталось запретить русский язык. В регионах Юго-Востока Украины, Крыму, Луганской и Донецкой областях были проведены референдумы о самоопределении, поскольку население этих регионов не желало безропотно ассоциироваться с ЕС и разрушать экономику. Благодаря наличию российской военно-морской базы в Севастополе процесс воссоединения Крыма с Россией был бескровным.

3. После проведения референдумов в Луганске и Донецке Киев двинул свои войска в эти регионы. 13 апреля было принято решение о проведении так называемой «антитеррористической операции, привлечении к участию в ней украинской армии, Национальной гвардии, сил МВД, а так же не предусмотренных законодательством Украины «специальных» батальонов.

Сначала их население пыталось остановить боевую технику украинской армии мирным путем. Однако 24 апреля в Славянске украинская армия первой применила оружия против безоружных жителей, пятеро человек погибли. Расследование не проведено.

4. 2 мая в Одессе был прокиевскими силами подожжен Дом профсоюзов. По самым минимальным расчетам погибло около 100 человек. Расследование не проведено.

5. 9 мая в Мариуполе украинской армией и Национальной гвардией был осуществлен обстрел мирных горожан и штурм местного отделения милиции. Много погибших. Расследование не проведено.

6. Силы, подчиняющиеся Киеву, начали массово применять против гражданского населения реактивные системы залпового огня, тяжелую артиллерию, танки и штурмовую авиацию, что привело и продолжает приводить к массовым жертвам среди мирных жителей. Произошли и продолжаются обстрелы российской территории, есть погибшие и раненые с российской стороны. Расследование украинской стороной не проводятся.

7. На стороне киевских властей массово воюют иностранные наемники из Польши, стран Балтии, Италии, США и некоторых других стран.

8. 17 августа 2014 года над украинской территорией был сбит «Боинг-777» «Малайзийских авиалиний». Вина за авиационную катастрофу была возложена на Россию и лично на президента Путина.

9. И. наконец, ООН угрожает лидерам повстанцев Гаагским трибуналом. И это, несмотря на то, что массовым уничтожением мирных жителей занимаются не они, а киевские власти.

Все эти трагические события проходят при полном одобрении и вопиющем попустительстве Запада.

Любой непредвзятый и честный наблюдатель, трезво оценивающий реальность, ни минуты не будет сомневаться в том, что на самом деле страной-террористом, массово убивающей мирных жителей, является государство Украина. А повстанцы, не щадя своих жизней, защищают мирное население.

Господин президент Владимир Путин! Вашей стране, России, объявлена война.

Не думайте, что все американцы одобряют политику Барака Обамы, который ее развязал.

Россия слишком заигралась в международное право, которое сейчас используется Западом только для оказания давления на Россию.

Вы должны хорошо понимать, что власти США и Запада в целом, вне зависимости от партийной принадлежности, понимают только язык силы.

Ваше желание перевести украинский конфликт в рамки международного права они воспринимают как Вашу личную слабость и немощь России. Из чего следует, что таким путем Вы провоцируете агрессора на дальнейшую эскалацию агрессии.

Соединенные Штаты Америки решили развязать в Европе войну, и они ее уже развязали.

Если Россия проиграет на Юго-Востоке Украины, ее ждут гигантские потрясения: народ не простит Вам поражения в Украине, а российские элиты, вполне вероятно, будут искать другого лидера. И США не примянут возможностью активно способствовать этим процессам.

Я хотел бы высказать Вам несколько предложений, которые, возможно, в случае их применения способны остановить Запад. Я не сомневаюсь, что у Вас много советников и много специальных служб, которые предоставляют Вам вполне объективную информацию. Тем не менее, позвольте надеяться, что мое мнение будет кем-то из них услышано.

Итак, вот мои предложения:

1. Признать Фолклендские (Мальвинские) острова спорной территорией. А еще лучше признать суверинетет Аргентины над ними.

2. По аналогии с «Законом о порабощенных народах» Государственной думе России принять закон «О территориях, временно оккупированных США»: в него включить Техас, Калифорнию, Гавайи и т. д. Это даст России возможность по-настоящему стать моральным мировым лидером.

3. Принять закон «О народах, против которых осуществляли геноцид»: в него включить индийцев, тасманийцев, американских индейцев, вьетнамцев, корейцев, китайцев и прочие народы, пострадавшие во время колониальных завоеваний и позднее. Это даст возможность введения санкций против политических деятелей тех стран, которые виновны в геноциде.

4. Запретить прохода иностранных судов через Керченский пролив ввиду боевых действий, ведущихся в Украине. Это исключит возможность поставок иностранных вооружений Украине через порты, расположенные в Азовском море.

4. Предложить Шотландии вступить в Таможенный союз, а также предложить сдать в аренду военно-морской базу в городе Эдинбурге. Это будет способствовать поощрению сепаратистских настроений и значительно ослабит позиции Лондона. Кроме этого, надо всячески способствовать, в том числе и финансово, развитию сепаратистских тенденций в США и других странах Запада.

5. Обеспечить массовые поставки современной военной техники и вооружений в Латинскую Америку на самых льготных условиях. Это позволит отвлечь значительные финансовые средства США с европейского направления, и вынудит их увеличить свою военно-морскую группировку в районах Центральной и Южной Америки.

6. Объявить о полном разрыве экономических отношений со странами Балтии и Польшей, прекратить использование портов Эстонии, Латвии и Литвы. Это должно значительно ухудшить финансово-экономическое положение вышеупомянутых государств.

7. Выйти из всех международных договоров, которые противоречат интересам обеспечения безопасности РФ: СНВ-2, Договора об обычных вооружениях в Европе и т. д.

8. Ежегодно, 1 января, публиковать перечень вероятных целей для российского сверхточного и ядерного оружия, включая тактическое, в европейских странах НАТО, размещающих на своей территории объекты ПРО и военные базы. Это позволит резко усилить антивоенные настроения в Европе.

9. И, наконец, учитывая получение Украиной платежей от России за транзит газа и использование ею этих денег в целях обеспечения войны против населения Юго-Востока Украины, потребовать от Европейского союза реализацию принципа «Газ в обмен на мир в Украине». То есть, поставить Европу перед фактом: либо она принуждает власти Киева прекратить уничтожение населения Юго-Востока, либо Россия прекращает поставки газа через газотранспортную систему Украины в связи с невозможностью оплаты за транзит газа воюющей стороне, совершающей преступления против человечности.

Пытаться победить соединенные силы США и Западной Европы на территории Украины бесполезно. Необходимо использовать их методы на их же территории.

Думаю также, что для США будет большим шоком, когда спустя некоторое время, разумеется, совершенно случайно, на границе между Мексикой и США появятся вооруженные повстанцы, которые начнут уничтожать американских полицейских и других представителей власти.

США должны получить такие проблемы у себя дома, что они вообще должны забыть о своих претензиях на мировое лидерство и вернуться назад во времена изоляционизма. А Европа должна прекратить видеть в США лидера.

http://pravdoryb.info/


Сторонники независимости Венеции инициировали проведение Трибунала Рассела из-за событий на Украине.

В Венеции назначена дата военного трибунала над Порошенко
Сторонники независимости Венеции инициировали проведение Трибунала Рассела из-за событий на Украине. Заседание не грозит тюремными сроками, но приведет к серьезному международному разбирательству.
Правительство Венеции предложило свой город для проведения международного Трибунал Рассела над руководством киевских властей по обвинению в геноциде мирного населения Донбасса. Заявление было сделано Альбертом Гардини – лидером партии, выступающей за отделение северной области Венето от Италии.
 Для всесторонней и объективной оценки событий на Донбассе для процесса будут набраны 50 независимых присяжных. Первое заседание назначено на 23 августа. К процессу предполагается привлечь главу США Барака Обаму и некоторых чиновников Европейского Союза.
 Гардин принципиально выступает в защиту мирного населения юго-востока Украины от военной агрессии Киева. Ранее в Венеции неоднократно проводились публичные акции в поддержку пророссийских республик.
 Трибунал Рассела был основан английским философом Бертраном Расселом и французским писателем, философом Жан-Полем Сартром и не обладает прямой юридической силой, но является важным международным общественным институтом. Его заседания проводились в крупнейших городах мира – Риме, Лондоне, Барселоне, Кейптауне и Нью-Йорке – при рассмотрении военных преступлений, совершенных в ходе различных военных конфликтов, начиная с войны во Вьетнаме (1957 – 1975 годы).


Белая Книга.

Последнее заявление СNN, по сути является грандиозным политическим скандалом.

Последнее заявление СNN, по сути является грандиозным политическим скандалом. "Разведданные" США по боингу (хотя их таковыми можно назвать с большой натяжкой) наши военные приняли на ура и разнесли по всем СМИ. А вот по поводу этой информации пока молчат или бубнят что-то совершенно невнятное...
Но этим дело не закончилось. Госсекретарь США Керри вдруг заявил что все украинцы понимают что их будущее связано с Россией и Киев хочет перемирия. Почему Керри говорит, что хочет Киев, а сам Киев молчит - загадка. 
Но и это еще не все. 

Вчера стало известно, что Международная организация гражданской авиации признала, что Крым является российской юрисдикцией и дала России право на обеспечение аэронавигационного обслуживания "над Крымом и территориальными водами".
Можно было бы поставить точку, однако бравый Гелетей добавил поводов для размышлений - он доложил Порошенко, что дальнейшее наступление на Донбассе невозможно...
И как вам денек? Если так дальше пойдет, то того и гляди, Порошенко подаст в отставку вместе с Яценюком, а Парубий вспомнит про свою справку...

CNN: Украина использует против сепаратистов баллистические ракеты


CNN: Украина использует против сепаратистов баллистические ракеты

Елена Маркосян

понедельник, 28 июля 2014 г.


Я хочу, всех, кто уехал из Луганска, попросить.
Сходите в церковь, или мечеть, или синагогу. Это не важно!
Помолимся за Луганск и за тех кто не смог уехать ... или не захотел...

Does Russia (And Humanity) Have A Future? -- Paul Craig Roberts - PaulCraigRoberts.org

Does Russia (And Humanity) Have A Future? -- Paul Craig Roberts - PaulCraigRoberts.org
ДОБРОГО УТРА ТЕБЕ, ЛУГАНСК! И ПУСТЬ ВОЙНА НИ ЧЕМ НЕ ОМРАЧИТ ГРЯДУЩИЙ ДЕНЬ:::

ЗАРЯ ПОЁТ (Павел Беспощадный)

Таким повеет ароматом,
Таким раздолием полей:
Пшеницей, медуницей, мятой,—
Вдыхай и пей!

И в чудодейственных закатах
Размешан донник с чебрецом,
Сирень с барвинком синеватым..
И явь и сон.

И колокольчики с горошком,
И весь в фиалках небосвод...
В степи на солнечной дорожке
Заря поет!

Незабываемые краски...
Не оторвете жадных глаз,
О, как мы любим край донбасский,
Взрастивший нас!
Полночных домен полыханье,
Волна огней — цветы труда...
Донбасс нам дорог, как дыханье,
Всегда, всегда!

1945

Евромайдановец: пост отчаяния

ЕвромайданДо участников евромайдана похоже, начинает понемногу доходить, что именно они натворили.
Одно из свидетельств тому - публикация Анатолія Ткачука в Фейсбук. Приводим ее полностью, в переводе на русский:

Пост отчаяния

17 июля 2014 г. в 12:39
Я считаю Майдан наибольшей и самой трагической ошибкой украинского за последние двадцать лет. Нелепая гибель сотен (господи, уже почти тысячи) людей, утраченные территории, доведенная до полного коллапса и так уже коматозная экономика, война, неизвестно когда кончится ...
Знаю, уже сотни раз слышал (и сам говорил это в определенных пор): А как иначе? Не было выбора. Они первые начали. Янукович, Янукович, Янукович.Путин-Путин-Хуйли.
Прозревать я начал, после трагической гибели людей в Одессе, когда озверевшая сволочь начала писать комменты в стиле «жаркого Колорадо», «шашлыки» и т.п. И не надо мне втирать, что это ФСБ-шники комменты строчат. Нет. Сами все, сами. Когда меня чуть не стошнило, потому что люди, которые рассказывали, что они за все хорошее, что они против совкового бидлизму, зарекомендовали себя отнюдь не лучше. Когда противостояние превратилось в войну гиен и шакалов. Тогда я начал думать. И вспоминать те вещи, которые лежали на виду, но на которые просто закрывал глаза. Потому что Янукович ...
А проблема лежит - нет, не в другой плоскости - в другом масштабе.
Нас подвела мания величия. Мы думали, что в этот глобализационный время Украина как государство что-то влияет на политической карте (извините, если кого-то мои слова покороблять, но писать без экивоков, чтобы быстрее дошло). А весит она лишь как кусок земли, на котором два полярных мира меряются мускулами. Арена. Очередная шахматная доска. Одна из. И надо быть к краю наивными, чтобы думать, что какая-то из сторон намерена чем-то помочь этой доске. Она обоим абсолютно пох. Отдельным гражданам этих мегадержав, может, и нет - согласен; особенно если они имеют риднюв Украины. Но корпорациям, которые всем заправляют - стопроцентно. Их интересует только рынок сбыта - продукции, нефти и газа, оружия, наркоты, а также источник дешевой рабсилы и территорий под производство. Никаких сантиментов. Just business.
Предвижу очередной шквал обвинений в том, что бездумно повторяю за росмедиа и по п. Киселевым лично. Но, давайте, задумаемся. Как говорится, если ты параноик, это еще не значит, что за тобой не следят.
После завершения холодной войны США сбросило Россию из большого счета государств-соперников. Но вот, как назло, вместо алкаша ЕБНа пришел бодрячок ВВП с маниакальной идеей реанимации СССР-в в максимально возможных пределах. Мало того, еще и укрепил дружественные отношения со всеми влиятельными мировыми диктаторами, которыми мог. Fuckin `shit, надо что-то делать! И они начали действовать. Есть диктатор - проблема. Нету диктатора - нет проблемы. Только вот благие намерения почему-то вели вовсе не в рай.
Вспомним, к чему приводило лишения диктаторов. Югославия превратилась в гнездо мини-государств с на уровне плинтуса, что до сих пор грызутся между собой (примечание: развитие событий начался до прихода Путина к власти, однако дальше Россия поддерживала точку зрения Милошевича, и до сих пор считает его невиновным). Ирак начал исправно поставлять наркоту на мировой рынок. Афганистан разрушен. В Египте один за другим к власти приходят президенты, один за другого мудакуватиший. И плюс арабская весна, разгул исламского фундаментализма со зверским лицом. В Ливии власть едва находит силы восстанавливать разгромленную страну и одновременно воевать с боевиками; похоже, восстановление займет десятилетия, не меньше. Так, были, отдельные положительные случаи, вроде Туниса, с которого, фактически, приснопамятная весна и началась, и которые на общую картину мало влияли. Я даже не рискну сказать, был здесь вообще влияние Пентагона, вероятно, последний просто взял Тунис за кальку, за образец детонатора.
Замечу, я обхожу вниманием личности диктаторов. Так, большинство из них еще те сволочи, и часто крайне неоднозначные личности. Дело в другом - лекарство оказалось страшнее самой болезни: после свержения диктаторов простому населению стало жить намного хуже, нормализация экономики займет десятилетия (это если к власти не придет другой выродок), и если посчитать количество погибших во время революций, и количество убитых тиранами, баланс получится не в пользу революций. А все потому, что разносчиками домкратии (заимствую это слово у сэра Терри Пратчетта, кто знает - поймет) на людей - плевать со статуи Свободи.Головне - маневры. (Примечание: восточные диктаторы, лояльные США, ничем не кращиза вышеупомянутых, никогда не попадают в список претендентов на устранение).
Вернемся к нашим баранам, то есть мегадержав. Россия, вместо того, откусила в Грузии Южную Осетию, взялась поддерживать Сирию, КНДР, сдружилась с Китаем, и надеялась заманить нашего Шалтай-Болтая к ТС. (Так и тянет написать ... и была ночь, и было утро. День хххххх785-й).
Теперь по Майдана. Когда начинаешь моделировать ситуацию, вылезает слишком много не стыковок, чтобы поверить в такую красивую и простую версию «народ против кровавого диктатора» (добавьте Путина по вкусу).
1. Слишком все шито белыми нитками. Только все немного успокаивалось и народ решал расходиться, как будто на заказ то «беркуты» журналистов видгамселять, то бандюки - Таня Чорновил. Дрова подбрасывались в пламя гнева, только тепочинало гаснуть. Ничем иным как саботажем во внутренних органах и основаниями это не объяснить. И при этом Яник, который делает вид, будто ничего не происходит вообще, выглядит или оконченным циником (при его интеллектуальной величия весьма сомнительно), или ... действительно неосведомленным. Кто-то очень хорошо фильтровал информацию, которая доходила до ушей и глаз экс-гаранта, чтобы вывести того прямо на гребень волны и затем легонько подтолкнуть.
2. Боевые отряды мирного Майдана. Оксюмороном победишь. Ребята из «коктейлями Молотова» и цепями, которые то называли провокаторами, то народом, потерял терпение, причем некоторые из них засветился на видео, которое доказывает их сотрудничество с СБУ. Слишком много переменных привлечено, явно кто-то использует методику контролируемого хаоса. Народ еще в мирное, значит, надо возбудить, но хитрым образом: довести до той точки, откуда ни будет возврата.
3. Информация о том, что снайперы стреляли в обе стороны. Почему действующая власть спилили деревья со следами пуль? Почему уничтожены вещественные доказательства? Почему эти выстрелы как две капли воды похожие на выстрелы в Египте?
4. Законность импичмента Януковича. Кто бы что ни говорил, а голосование депутатов, опасающихся, что вот-вот в зал ворвутся вооруженные люди - это шапито, а не политика. Единственный законный вариант импичмента стараниями законодателей был нереальный, понятно. Поэтому майдановцам следовало соглашаться на альтернативу - перевыборы. Но нет - хотелось всего и сразу. Следствие - грубое нарушение Конституции.
Здесь я вынужден отвлечься от моделирования ситуации и перейти к последствиям последнего пункта. Ибо если основной закон государства нарушил ты, закрепив это нарушение на государственном уровне, следовательно, Конституция не действует, и ее может нарушать любой. Что развязало руки Путину - ведь именно Конституция гарантировала территориальную целостность Украины, а также регламентировала вопросы проведения референдумов. Поэтому те, кто нарушил собственную Конституцию, каким образом они могут жаловаться о ее нарушения при отсоединении Крыма?
Оставалось лишь апеллировать к выполнению будапештского меморандума. Только вот беда - меморандум подписан, но не ратифицирован. Так, Венская конвенция заставляет подписантов соблюдать условия договора до пока он не будет ратифицирован или аннулирован. Но Россия в очередной раз хитро вывернулась, отметив, что США, один из подписантов, поддержав неконституционно смещение Януковича, первыми нарушили меморандум. Или думало американское руководство, которому всегда было плевать на логику и законность (если нельзя, но очень хочется, то можно), например, мотивировав нападение на Ирак наличием химического оружия, а потом ее не найдя, что шулера перехитрить другой шулер? С другой стороны, Штаты могли бы отметить нарушении международного права при аннексии Крыма. Если бы не одно но с названием Косово, к отсоединению которого США присоединились особенно активно. Поэтому за что боролись, на то и напоролись.
Итак, кого можно считать подозреваемыми? Путинские спецслужбы? Путину, при всей его пренебрежении к Януковичу, лучшей марионетки было не сыскать (Медведчука не считаем, он тогда был в пролете, во власть отнюдь не проходил). А если взглянуть на тех, кому Овощ насолил особенно сильно? На средний класс (в т.ч. Автомайдан), который так надеялся уже завтра настроить свой бизнес в Европе, а тут такой облом? На олигархов рода Коломойского, в которых отжали бизнес, на тех же регионалов, чей бизнес тоже попал в фонд помощи Семьи или просто пострадал из-за улучшителей (группа Левочкина и иже с ними)? Каждый из них в отдельности - не очень значимые факторы. А вот когда их свести вместе ... Опять в голову приходит контролируемый хаос и неизвестный манипулятор. Извините, люди с Майдана, вы не игроки, и даже не пешки. Те, кто вами играют - сами пешки. (Примечание: в последнее время из уст самих регионалов звучит информация, что именно Левочкин причастен к избиению студентов 30 ноября. Жаль, что никто не берется озвучить это официально, потому что тогда бы сейчас совсем другие дела делались. А если еще учесть влияние Левочкина на Яценюка и Кличко, в пазле начинают появляться новые интересные компоненты).
Но даже, если (черт с ними, четырьмя пунктами) версия «народ против яника-Путина» была бы кристально правдивой, все равно не стоит допускать того, что сталося.Мы запустили маховик гнева такой силы, что теперь только остановить. С обеих сторон гибнут люди, и каждая сторона стремится мести. Этот маховик захватывает нас самих в свои обороты и начинает перемалывать ...
И что интересно, с двух сторон меньше всех в продолжении войны заинтересована именно Россия - ей надо газ продавать, а то экономика падает, и санкции донимают. Но она будет стоять на своих условиях до последнего. А вот США не против половить рыбку в мутной воде. Им не впервой продавать оружие обеим воюющим сторонам, и российскую экономику одновременно пидопуститы.
Так имеем ли мы моральное право называть сепаратистами и всякий презирать тех людей из восточных областей, из одинаковыми страхом и недоверием относятся как к ЛНР-ДНР, так и к киевской власти? Кто боится бросить на произвол судьбы свои дома и отправиться на запад, а потому погибает от пуль бандитов и случайных обстрелов «родной» артиллерии и авиации? Апеллировать касается того, что живут там люди с невысоким социальным, интеллектуальным или культурным уровнем (грубо говоря люмпены, быдло, бандюки-гопники) - это за гранью человеческого достоинства. Дайте мне видеокамеру, и я вам сделаю нарезку из репортажей с львовской гопотой и подам это за «лучших людей города».
Замечу, что сепаратистами их обзывают в первую очередь те же сми, что вчера прислужувалися регионалам. Типа, исправились, мать их растакая. Вчера пидлизувалы к нам, а сегодня с чмоканьем отсасывают шоколадонам. Такое впечатление, что последний незаангажированный украинский журналист умер давным-давно, в Таращанском лесу. И если в начале наши журнашлюхы проигрывали российским в качестве бреда, вылитой на аудиторию, то уже скоро они усвоили несложный прием: чем наглее врешь - тем больше тебе верят. Это как соседи через стенку включают музыку щонайгучнише, чтобы заглушить соседскую. В результате вместо музыки-белый шум и головная боль.
В конце я все-таки я процитирую Пратчетта:
«... Новый тиран появляется у них каждые лет. Они что-то делают и ...-Теппик подумал. - Кажется, они его эле ... э ... електують, - нерешительно скинчиввин.
- Это нечто похожее на то, что делают с кошками и бычками, так?
- Ну ...
- Чтобы они не сражались и были совсем ручные.
Теппик поморщился.
- Честно говоря, не уверен. Но, думаю, что нет. У них есть такая специальная штука-домкратия, то есть каждый житель страны имеет право назвать нового тирана «(» Пирамиды «).
Так и живем. Меняем одного тирана на другого, старое ярмо на новое. Хотим, чтобы новый президент был лучше предыдущего и притом самым - не измениться ни на йоту. А вспомним, что народ имеет таких правителей, которых заслуживает. Хотим лучшую власть - должны измениться сами. Работать над собой. Постепенно стать умнее, порядочными, сильнее. Чтобы власть уважала нас и с нами считалась по умолчанию, а не через Майдан. Это процесс эволюции, а не революции.
Революция же напоминает взбалтывания дерьма в ведре: сколько ни взбалтывают, оно все равно вверх всплывет, разве что форма изменит (а у нас еще и начало всплывать такое древнее дерьмо мамонта как Кучма с Медведчуком в придачу). Разве что кто догадается вынуть дерьмо изнутри. Но тогда и взбалтывать НЕ БУДЕТ потрибно.Щоправда, для начала надо избавиться дерьма в себе.
«Майдан нас изменил. Мы уже другие «- слышал, но не верю. Единицы, может, зминив.Инших изменил в худшую сторону, подтверждающие каннибальские комментарии к видео с одесской трагедией. Десятки же миллионов какими были, такими и остались, о чем свидетельствует процент проголосовавших за Шлюшка `. Это же такой же уровень адекватности которые в лохторату Лени Космоса.
Долгая дорога нас ждет. И уже пора начинать двигаться. И первый шаг - заставить нашу власть любой ценой прекратить эту братоубийственную войну. Потому, еще раз напоминаю, такие войны тянутся десятилетиями, то затихая, то разгораясь. И после них остаются только пожарища, без победителей и побежденных. Не дадим тем, для кого «война как мать родна» ловить рыбку в мутной воде. Ибо если присмотришься, то не в воде эта рыбка плавает, а в крови человеческой.

четверг, 24 июля 2014 г.

ХУДОЖНИКИ СЕПАРАТИСТЫ Харьков Постышева Украины уже нет ARTISTS separ...

ХУДОЖНИКИ СЕПАРАТИСТЫ Харьков Постышева Украины уже нет ARTISTS separ...

Илья Ремесло: как США предают своих союзников.

 

Гражданская война на Украине продолжается — очевидно, что конфликт не может быть решен в ближайшее время в пользу одной из сторон.

Также очевидно, что власть на Украине полностью перешла под контроль американских «советников». Но компетентны ли эти советники? Из истории становится ясно — советники уже обожглись на своем молоке и теперь дуют на чужую воду.

Происходящее на Украине начинает напоминать один из крупнейших военных конфликтов после Второй Мировой войны – войну во Вьетнаме.

Эта война в буквальном смысле сломала изнутри США, сформировала «вьетнамский синдром» и поставила их на грань революции.

Украинские власти явно не знакомы с историей войны, в которой их ближайший союзник потерпел унизительное поражение. Иначе они никогда бы не полагались на поддержку такого «союзника».

Вот несколько фактов, которые довольно интересны с точки зрения исторических аналогий.

Как и в Донбассе, восстание партизан на Южном Вьетнаме было вызвано притеснениями местного населения и отменой местного самоуправления. Эти притеснения проводились южновьетнамскими властями, которые пользовались поддержкой американцев.

Первоначально вьетнамских ополченцев также не воспринимали всерьез, они терпели военные поражения. Однако, военная поддержка СССР начала давать свои плоды. Стало очевидно, что южновьетнамский президент Нго Динь Зьем не справляется с заказом американских хозяев по уничтожению собственного народа.

Угадайте, что сделали американцы? Правильно – организовали военный переворот, а господина Зьема пустили в расход. А чего стесняться? С предателями своего народа так и надо поступать — по истечению в них надобности.

Это на заметку господину Порошенко, который плохо учил историю в советской школе. Мне интересно, о чем он вообще думает? Что его в случае неудачи эвакуируют и еще вдобавок дадут орден за заслуги перед США?

Впрочем, надежды Порошенко понятны – кто же будет бросать на произвол судьбы долларового миллиардера? Хотя, стоило бы подумать — зачем американцам лишний соучастник и свидетель военных преступлений…А доллары они и сами печатают в требуемом количестве.

В любом случае, для простых граждан Украины, поддерживающих преступления властей, ситуация не столь обнадеживающая. Напомним, как поступили американцы с северовьетнамской «пятой колонной»: они просто бросили своих незадачливых «союзников» на произвол судьбы.

Во время штурма столицы Южного Вьетнама Сайгона американцы объявили эвакуацию – разумеется, в первую очередь американских граждан. Южновьетнамцы в буквальном смысле бросались на стены американского посольства – их не пускали, эвакуировано было не более 2 %.

После того, как американцы убрались из Южного Вьетнама, начались массовые казни их «пятой колонны». Озлобленные вьетнамцы сполна отыгрались на соотечественниках-предателях за военные преступления.

Казалось бы, причем здесь Украина?

БАТАЛЬОН "ЗАРЯ". ИНЖЕНЕР ПЕРЕДАЕТ ПРИВЕТ.

О новом призыве в каратели...


«Президент Обама полностью контролируется финансистами с Уоллстрита, а также крупным европейским капиталом, в частности, английским. Банковские системы Западной Европы и США безнадёжно разорены. Им нужны новые объекты разграбления.
И, если вы прочитаете условия договора, который Евросоюз подсовывал Украине и который Янукович отказался подписывать, то вы увидите, что этот документ открыл бы Западу двери для разграбления Украины. Но куда более важная цель – доступ к благосостоянию Евразии.
Если для этого потребуется пойти на открытый конфликт, то люди, контролирующие президента Обаму, не остановятся, для них Украина и ЕС – всего лишь источник закулисного шума.
Им нужно поддерживать мыльный пузырь западного финансового мира и Обама идёт у них на поводу. Это не отвечает интересам США, но так надо Уоллстриту и Лондону»
Американский политолог Джефри Штейнберг

вторник, 22 июля 2014 г.

Прощай, Новороссия! Прощай, Россия!

Татьяна Щедрова


Bсе везде по всем каналам пошел слив решение принято окончательное помощи не будет никакой русских предали в очередной раз показательный урок мирового масонства во главе с их кремлядскими шестерками! любое недовольство русских будет топиться в крови особенно жестко будет подавляться желание руссских на воссоединение распад рф в ближайшей перспективе очевиден и неизбежен нравится кому то это читать или нет ..... пс Прощай, Новороссия!Ты погибаешь, преданная твоей сестрой – Россией. Еще несколько дней – и всё будет кончено. Путин не прилетит на самолёте, Медведев не наморщит грозно брови, Шойгу не прилетит спасать на вертолёте.Через пару дней падут Донецк и Луганск. На их улицах будет резня. Фашисты прольют реки крови. Это будет на твоей совести, Россия. "Зато Крым наш!" – ты будешь гордо говорить, но не долго. Крым тебе, Россия, никто не простит. Тебя будут мочить в сортире, искать твои банковские счета в заморских банках и адреса школ, где учатся твои дети. Тебе не простят ничего. Ты не помогла своей сестре – Новороссии, а тебе уже не поможет никто. Тебе не поможет ни твоя армия, на которую ты потратила столько денег. Зачем тебе вся эта армия, если ты её не использовала вовремя и не спасла твою сестру – Новороссию? Эта армия тебе, наверное, не нужна, раз ты не смогла её применить вовремя. Крым ты отдашь сама, и сама еще будешь платить за него репарации. А потом к твоей голове – к Москве – приставят пистолет – ракеты, которые будут базироваться в Харькове. И ты сама уже будешь просить, чтобы у тебя забрали Кубань, Белгород и Воронеж, но не трогали Москву. А потом ты останешься в Москве – без Сибири и Урала. И генерал на белом коне будет скакать в сопровождении тачанок, и Москва будет поделена на кварталы, и власть в каждом квартале будет своя, но не русская.Прощай, Новороссия!Прощай, Россия!Всё кончено ...

Луганск. Заявление Болотова:"Всем воинским формированиям начать контрнас...

Доказательство того, что Боинг 777 сбили русские. 18+

СБУ перехватила разговор Путина о сбитии Боинг - 777

понедельник, 21 июля 2014 г.

Грех лжесвидетельства. Я тебя обличаю

В свое время я был в украинском суде........

В свое время я был в украинском суде. Вы знаете, что такое украинский суд? Это мурло-прокурор, который имеет бумаги и ему "все ясно". Он не слушает даже, ему не интересны доводы сторон. Он зевает.
Это мразь-судья, который скороговоркой, поглядывая на часы, читает абсурдное обвинительное заключение. Он грубит, хамит, орет. Он тоже все решил. Ему также "все ясно".
Потом мне пришлось побывать в суде европейском. И я увидел ЧУДО - судью, который хочет разобраться, принимает и проверяет твои аргументы, внимательно читает предоставленные тобой документы. Увидел прокурора, который приводит свои доводы на твои доводы. Но доводы приводит аргументированные, а не "он виновен, это же ясно!"
Мне интересно посмотреть на соревнование фактов в этом "суде" - Украина против России, "дело Боинга". Без криков "х..ло", без скандирования и лозунгов. Четко, по полкам, фактаж.
Пока 0-1, чистый 0-1. Хотелось бы увидеть именно ЕВРОПЕЙСКИЙ суд, а не наш совковый.

Украинский контрактник хочет сдать военный билет

Очень странный самолёт… странные профили ФБ погибших,странные родственники. | rusfact.ru

Очень странный самолёт… странные профили ФБ погибших,странные родственники. | rusfact.ru



Очередная,грязная провокация США.

Whistleblower: Ukrainian Troops Shot Down MH17

20.07.14 Выживших в АТО солдат хотят записать в сумасшедшие, - боец 72 ...

Сбитый АН 26, успел высадить десантников 20 07 2014

Добровольцы из Севастополя, в рядах армии ЛНР, уходят из под обстрела. 2...

воскресенье, 20 июля 2014 г.

Фабрика фейков об АТО

Луганск 24. Пресс-конференция Главы ЛНР В. Болотова. 20 июля 2014 г.

20 июля/ Обстрел Луганска

Немецкие СМИ тоже Путин проплатил?

Литовский политик разложил по полочкам всю ситуацию по Украине, России, ...

За кровь, льющуюся в Новороссии, ответственность лежит в том числе и на Путине, который сам ее на себя взял (речь от 4 марта). ИзменИтся отношение к нему может только тогда, когда он исправит свою затянувшуюся ошибку и поможет Новороссии не только выжить, но и подняться, и укрепиться, и победить. Этого ждет весь Русский мир. Это - единственный шанс для Путина не оказаться на месте Каддафи. Но если Путин не воспользуется шансом, то...

Предателю Новороссии посвящается

Растоптан в прах твой лживый образ,
Разобран атомами в пыль,
Развеян по ветру забвеньем, -
Да и была ль такая быль?

Забудут расы, поколенья,
Что ты вообще когда-то был!
Тебе не светит примиренье –
Ты сам себя уже забыл.

Во мраке тьмы упокоенья,
Лишенный памяти и сил,
За все былые прегрешенья
На веки вечные почил!

Все производные подобий
Я уроню в кромешный ад,
Где жернова считают дроби,
Где пусто будет во сто крат!

суббота, 19 июля 2014 г.

The Silence of American Hawks About Kiev’s Atrocities

Ultra-Nationalist Party Rally
Members of the Ukrainian ultra-nationalist Svoboda Party rally in Kiev (Reuters/Maxim Zmeyev)
Editor’s note: This article was updated on July 7 and July 17.
The regime has repeatedly carried out artillery and air attacks on city centers, creating a humanitarian catastrophe—which is all but ignored by the US political-media establishment.


For months, the US-backed regime in Kiev has been committing atrocities against its own citizens in southeastern Ukraine, regions heavily populated by Russian-speaking Ukrainians and ethnic Russians. While victimizing a growing number of innocent people, including children, and degrading America’s reputation, these military assaults on cities, captured on video, are generating intense pressure in Russia on President Vladimir Putin to “save our compatriots.” Both the atrocities and the pressure on Putin have increased even more since July 1, when Kiev, after a brief cease-fire, intensified its artillery and air attacks on eastern cities defenseless against such weapons.
The reaction of the Obama administration—as well as the new cold-war hawks in Congress and in the establishment media—has been twofold: silence interrupted only by occasional statements excusing and thus encouraging more atrocities by Kiev. Very few Americans (notably, the scholar Gordon Hahn) have protested this shameful complicity. We may honorably disagree about the causes and resolution of the Ukrainian crisis, the worst US-Russian confrontation in decades, but not about deeds that have risen to the level of war crimes.
* * *
In mid-April, the new Kiev government, predominantly western Ukrainian in composition and outlook, declared an “anti-terrorist operation” against a growing political rebellion in the Southeast. At that time, the rebels were mostly mimicking the initial Maidan protests in Kiev in 2013—demonstrating, issuing defiant proclamations, occupying public buildings and erecting defensive barricades—before Maidan turned ragingly violent and, in February, overthrew Ukraine’s corrupt but legitimately elected president, Viktor Yanukovych. (The entire Maidan episode, it will be recalled, had Washington’s enthusiastic political, and perhaps more tangible, support.) Indeed, the precedent for seizing official buildings and demanding the allegiance of local authorities had been set even earlier, in January, in western Ukraine—by pro-Maidan, anti-Yanukovych protesters, some declaring “independence” from his government. Reports suggest that even now some cities in central and western Ukraine, regions almost entirely ignored by international media, are controlled by extreme nationalists, not Kiev.
Considering those preceding events, but above all the country’s profound historical divisions, particularly between its western and eastern regions—ethnic, linguistic, religious, cultural, economic and political—the rebellion in the southeast, centered in the industrial Donbass, was not surprising. Nor were its protests against the unconstitutional way (in effect, a coup) the new government had come to power, the southeast’s sudden loss of effective political representation in the capital and the real prospect of official discrimination. But by declaring an “anti-terrorist operation” against the new protesters, Kiev signaled its intention to “destroy” them, not negotiate with them.
On May 2, in this incendiary atmosphere, a horrific event occurred in the southern city of Odessa, awakening memories of Nazi German extermination squads in Ukraine and other Soviet republics during World War II. An organized pro-Kiev mob chased protesters into a building, set it on fire and tried to block the exits. Some forty people, perhaps more, perished in the flames or were murdered as they fled the inferno. A still unknown number of other victims were seriously injured.
Members of the infamous Right Sector, a far-right paramilitary organization ideologically aligned with the ultranationalist Svoboda party—itself a constituent part of Kiev’s coalition government—led the mob. Both are frequently characterized by knowledgeable observers as “neo-fascist” movements. (Hateful ethnic chants by the mob were audible, and swastika-like symbols were found on the scorched building.) Kiev alleged that the victims had themselves accidentally started the fire, but eyewitnesses, television footage and social media videos told the true story, as they have about subsequent atrocities.
Instead of interpreting the Odessa massacre as an imperative for restraint, Kiev intensified its “anti-terrorist operation.” Since May, the regime has sent a growing number of armored personnel carriers, tanks, artillery, helicopter gunships and warplanes to southeastern cities, among them, Slovyansk (Slavyansk in Russian), Mariupol, Krasnoarmeisk, Kramatorsk, Donetsk and Luhansk (Lugansk in Russian). When its regular military units and local police forces turned out to be less than effective, willing or loyal, Kiev hastily mobilized Right Sector and other radical nationalist militias responsible for much of the violence at Maidan into a National Guard to accompany regular detachments—partly to reinforce them, partly, it seems, to enforce Kiev’s commands. Zealous, barely trained and drawn mostly from central and western regions, Kiev’s new recruits have escalated the ethnic warfare and killing of innocent civilians. (Episodes described as “massacres” soon also occurred in Mariupol and Kramatorsk.)
Initially, the “anti-terrorist” campaign was limited primarily, though not only, to rebel checkpoints on the outskirts of cities. Since May, however, Kiev has repeatedly carried out artillery and air attacks on city centers that have struck residential buildings, shopping malls, parks, schools, kindergartens, hospitals, even orphanages. More and more urban areas, neighboring towns and villages now look and sound like war zones, with telltale rubble, destroyed and pockmarked buildings, mangled vehicles, the dead and wounded in streets, wailing mourners and crying children. Conflicting information from Kiev, local resistance leaders and Moscow, as well as Washington’s silence, make it difficult to estimate the number of dead and wounded noncombatants, but Kiev’s mid-July figure of about 2,000 is almost certainly too low. The number continues to grow due also to Kiev’s blockade of cities where essential medicines, food, water, fuel and electricity are scarce, and where wages and pensions are often no longer being paid. The result is an emerging humanitarian catastrophe.
Another effect is clear. Kiev’s “anti-terrorist” tactics have created a reign of terror in the targeted cities. Panicked by shells and mortars exploding on the ground, menacing helicopters and planes flying above and fear of what may come next, families are seeking sanctuary in basements and other darkened shelters. Even The New York Times, which like the mainstream American media generally has deleted the atrocities from its coverage, described survivors in Slovyansk “as if living in the Middle Ages.” Meanwhile, an ever-growing number of refugees, disproportionately women and traumatized children, have been desperately fleeing the carnage. In late June, the UN estimated that as many as 110,000 Ukrainians had fled across the border to Russia, where authorities said the actual numbers were much larger, and about half that many to other Ukrainian sanctuaries. By mid-July, roads and trains were filled with refugees from newly besieged Luhansk and Donetsk, a city of one million and already “a ghostly shell.”
It is true, of course, that anti-Kiev rebels in these regions are increasingly well-armed (though lacking the government’s arsenal of heavy and airborne weapons), organized and aggressive, no doubt with some Russian assistance, whether officially sanctioned or not. But calling themselves “self-defense” fighters is not wrong. They did not begin the combat; their land is being invaded and assaulted by a government whose political legitimacy is arguably no greater than their own, two of their large regions having voted overwhelmingly for autonomy referenda; and, unlike actual terrorists, they have not committed acts of war outside their own communities. The French adage suggested by an American observer seems applicable: “This animal is very dangerous. If attacked, it defends itself.”
* * *
Among the crucial questions rarely discussed in the US political-media establishment: What is the role of the “neo-fascist” factor in Kiev’s “anti-terrorist” ideology and military operations? Putin’s position, at least until recently—that the entire Ukrainian government is a “neo-fascist junta”—is incorrect. Many members of the ruling coalition and its parliamentary majority are aspiring European-style democrats or moderate nationalists. This may also be true of Ukraine’s newly elected president, the oligarch Petro Poroshenko, though his increasingly extreme words and deeds since being inaugurated on June 7—he has called resisters in the bombarded cities “gangs of animals” and vowed to take “hundreds of their lives for each life of our servicemen”—collide with his conciliatory image drafted by Washington and Brussels. Equally untrue, however, are claims by Kiev’s American apologists, including some academics and liberal intellectuals, that Ukraine’s neo-fascists—or perhaps quasi-fascists—are merely agitated nationalists, “garden-variety Euro-populists,” a “distraction” or lack enough popular support to be significant. (A Council on Foreign Relations specialist even assured Wall Street Journal readers that these extremists are among Kiev’s “good guys.”)
Independent Western scholars have documented the fascist origins, contemporary ideology and declarative symbols of Svoboda and its fellow-traveling Right Sector. Both movements glorify Ukraine’s murderous Nazi collaborators in World War II as inspirational ancestors. Both, to quote Svoboda’s leader Oleh Tyahnybok, call for an ethnically pure nation purged of the “Moscow-Jewish mafia” and “other scum,” including homosexuals, feminists and political leftists. (Not surprisingly, physical attacks on Kiev’s LGBT community are increasing, and on July 5 authoritieis in effect banned a Gay Pride parade.) And both organizations hailed the Odessa massacre. According to the website of Right Sector leader Dmytro Yarosh, it was “another bright day in our national history.” A Svoboda parliamentary deputy added, “Bravo, Odessa…. Let the Devils burn in hell.” If more evidence is needed, in December 2012, the European Parliament decried Svoboda’s “racist, anti-Semitic and xenophobic views [that] go against the EU’s fundamental values and principles.” In 2013, the World Jewish Congress denounced Svoboda as “neo-Nazi.” Still worse, observers agree that Right Sector is even more extremist.
Nor do electoral results tell the story. Tyahnybok and Yarosh together received less than 2 percent of the May presidential vote, but historians know that in traumatic times, when, to recall Yeats, “the center cannot hold,” small, determined movements can seize the moment, as did Lenin’s Bolsheviks and Hitler’s Nazis. Indeed, Svoboda and Right Sector already command power and influence far exceeding their popular vote. “Moderates” in the US-backed Kiev government, obliged to both movements for their violence-driven ascent to power, and perhaps for their personal safety, rewarded Svoboda and Right Sector with some five to eight (depending on shifting affiliations) top ministry positions, including ones overseeing national security, military, prosecutorial and educational affairs. Still more, according to the research of Pietro Shakarian, a remarkable young graduate student at the University of Michigan, Svoboda was given five governorships, covering about 20 percent of the country. And this does not take into account the role of Right Sector in the “anti-terrorist operation.”
Nor does it consider the political mainstreaming of fascism’s dehumanizing ethos. In December 2012, a Svoboda parliamentary leader anathematized the Ukrainian-born American actress Mila Kunis as “a dirty kike.” Since 2013, pro-Kiev mobs and militias have routinely denigrated ethnic Russians as insects (“Colorado beetles,” whose colors resemble a sacred Russia ornament). On May 9, at the annual commemoration of the Soviet victory over Nazi Germany, the governor of one region praised Hitler for his “slogan of liberating the people” in occupied Ukraine. More recently, the US-picked prime minister, Arseniy Yatsenyuk, referred to resisters in the Southeast as “subhumans.” His defense minister proposed putting them in “filtration camps,” pending deportation, and raising fears of ethnic cleansing. Yulia Tymoshenko—a former prime minister, titular head of Yatsenyuk’s party and runner-up in the May presidential election—was overheard wishing she could “exterminate them all [Ukrainian Russians] with atomic weapons.” “Sterilization” is among the less apocalyptic official musings on the pursuit of a purified Ukraine.
Confronted with such facts, Kiev’s American apologists have conjured up another rationalization. Any neo-fascists in Ukraine, they assure us, are far less dangerous than Putinism’s “clear aspects of fascism.” The allegation is unworthy of serious analysis: however authoritarian Putin may be, there is nothing authentically fascist in his rulership, policies, state ideology or personal conduct.
Indeed, equating Putin with Hitler, as eminent Americans from Hillary Clinton and Zbigniew Brzezinski to George Will have done, is another example of how our new cold warriors are recklessly damaging US national security in vital areas where Putin’s cooperation is essential. Looking ahead, would-be presidents who make such remarks can hardly expect to be greeted by an open-minded Putin, whose brother died and father was wounded in the Soviet-Nazi war. Moreover, tens of millions of today’s Russians whose family members were killed by actual fascists in that war will regard this defamation of their popular president as sacrilege, as they do the atrocities committed by Kiev.
* * *
And yet, the Obama administration reacts with silence, and worse. Historians will decide what the US government and the “democracy promotion” organizations it funds were doing in Ukraine during the preceding twenty years, but much of Washington’s role in the current crisis has been deeply complicit. As the Maidan mass protest against President Yanukovych developed last November-December, Senator John McCain, the high-level State Department policymaker Victoria Nuland and a crew of other US politicians and officials arrived to stand with its leaders, Svoboda’s Tyahnybok in the forefront, and declare, “America is with you!” Nuland was then caught on tape plotting with the American ambassador, Geoffrey Pyatt, to oust Yanukovych’s government and replace him with Yatsenyuk, who soon became, and remains, prime minister.
Meanwhile, President Obama personally warned Yanukovych “not to resort to violence,” as did, repeatedly, Secretary of State John Kerry. But when violent street riots deposed Yanukovych—only hours after a European-brokered, White House–backed compromise that would have left him as president of a reconciliation government until new elections this December, possibly averting the subsequent bloodshed—the administration made a fateful decision. It eagerly embraced the outcome. Obama personally legitimized the coup as a “constitutional process,” inviting Yatsenyuk to the White House. The United States has been at least tacitly complicit in what followed, from Putin’s hesitant decision in March to annex Crimea and the rebellion in southeastern Ukraine, to the ongoing civil war and Kiev’s innocent victims.
How intimately involved US officials have been in Kiev’s “anti-terrorist operation” is not known, but certainly the administration has not been discreet. Before and after the military campaign began in earnest, Kerry, CIA director John Brennan and Vice President Joseph Biden (twice) visited Kiev, followed, it is reported, by a continuing flow of “senior US defense officials,” military equipment and financial assistance to the bankrupt Kiev government. Indeed, American “advisers” are now “embedded” in the Ukrainian Defense Ministry. Despite this essential support, the White House has not compelled Kiev to investigate either the Odessa massacre or the fateful sniper killings of scores of Maidan protesters and policemen on February 18–20, which precipitated Yanukovych’s ouster. (The snipers were initially said to be Yanukovych’s, but evidence later appeared pointing to opposition extremists, possibly Right Sector. Unlike Washington, the Council of Europe has been pressuring Kiev to investigate both events.)
As atrocities and humanitarian disaster grow in Ukraine, both Obama and Kerry have all but vanished as statesmen. Except for periodic banalities asserting the virtuous intentions of Washington and Kiev and alleging Putin’s responsibility for the violence, they have left specific responses to lesser US officials. Not surprisingly, all have told the same Manichean story, from the White House to Foggy Bottom. The State Department’s neocon missionary Nuland, who spent several days at Maidan, for example, assured a congressional committee that she had no evidence of fascist-like elements playing any role there. Ambassador Pyatt, who earlier voiced the same opinion about the Odessa massacre, was even more dismissive, telling obliging New Republic editors that the entire question was “laughable.”
Still more shameful, no American official at any level appears to have issued a meaningful statement of sympathy for civilian victims of the Kiev government, not even those in Odessa. Instead, the administration has been unswervingly indifferent, tacitly endorsing Kiev’s preposterous claims that its innocent bombing victims were killed by Russian or “separatist” forces, as it did again on July 15, when at least eleven people died in an apartment building. When asked again and again if her superiors had “any concerns” about the casualties of Kiev’s military campaign, State Department spokeswoman Jen Psaki has repeatedly answered “no.” Even worse, the German, French and Russian foreign ministers having urged Poroshenko to extend the ceasefire, his decision instead to intensify Kiev’s military campaign was clearly taken with the encouragement or support of the Obama administration.
Indeed, at the UN Security Council on May 2, US Ambassador Samantha Power, referring explicitly to the “counterterrorism initiative” and suspending her revered “Responsibility to Protect” doctrine, gave Kiev’s leaders a US license to kill. Lauding their “remarkable, almost unimaginable, restraint,” as Obama himself did after Odessa, she continued, “Their response is reasonable, it is proportional, and frankly it is what any one of our countries would have done.” (Since then, the administration has blocked Moscow’s appeal for a UN humanitarian corridor between southeastern Ukraine and Russia.)
Contrary to the incessant administration and media demonizing of Putin and his “agents” in Ukraine, the “anti-terrorist operation” can be ended only where it began—in Washington and Kiev. Leaving aside how much power the new president actually has in Kiev (or over Right Sector militias in the field), Poroshenko’s “peace plan” and June 21 cease-fire may have seemed such an opportunity, except for their two core conditions: fighters in the southeast first had to “lay down their arms,” and he alone would decide with whom to negotiate peace. The terms seemed more akin to conditions of surrender, and were probably the real reason Poroshenko unilaterally ended the cease-fire on July 1 and intensified Kiev’s assault on eastern cities, initially on the smaller towns of Slovyansk and Kramatorsk, which their defenders abandoned—to prevent more civilian casualities, they said—on July 5–6.
The Obama administration continues to make the situation worse. Despite opposition by several NATO allies and even American corporate heads, the president and his secretary of state, who has spoken throughout this crisis more like a secretary of war than the nation’s top diplomat, have constantly threatened Russia with harsher economic sanctions unless Putin meets one condition or another, most of them improbable. On June 26, Kerry even demanded (“literally”) that the Russian president “in the next few hours…help disarm” resisters in the Southeast, as though they are not motivated by any of Ukraine’s indigenous conflicts but are merely Putin’s private militias. On July 16, Obama imposed more U.S. sanctions, which will be politically difficult to remove and thus will serve only to deepen and prolong the New Cold War. And the tragic shoot-down of a Malaysian airliner over Ukraine, on July 17, makes everything even more perilous.

In fact, from the onset of the crisis, the administration’s actual goal has been unclear, and not only to Moscow. Is it a negotiated compromise, which would have to include a Ukraine with a significantly federalized or decentralized state free to maintain longstanding economic relations with Russia and banned from NATO membership? Is it to bring the entire country exclusively into the West, including into NATO? Is it a long-simmering vendetta against Putin for all the things he purportedly has and has not done over the years? (Some behavior of Obama and Kerry, seemingly intended to demean and humiliate Putin, suggest an element of this.) Or is it to provoke Russia into a war with the United States and NATO in Ukraine?
Inadvertent or not, the latter outcome remains all too possible. After Russia annexed—or “reunified” with—Crimea in March, Putin, not Kiev or Washington, has demonstrated “remarkable restraint.” But events are making it increasingly difficult for him to do so. Almost daily, Russian state media, particularly television, have featured vivid accounts of Kiev’s military assaults on Ukraine’s eastern cities. The result has been, both in elite and public opinion, widespread indignation and mounting perplexity, even anger, over Putin’s failure to intervene militarily.
We may discount the following indictment by an influential ideologist of Russia’s own ultra-nationalists, who have close ties with Ukraine’s “self-defense” commanders: “Putin betrays not just the People’s Republic of Donetsk and the People’s Republic of Lugansk but himself, Russia and all of us.” Do not, however, underestimate the significance of an article in the mainstream pro-Kremlin newspaper Izvestia, which asked, while charging the leadership with “ignoring the cries for help,” “Is Russia abandoning the Donbass?” If so, the author warned, the result will be “Russia’s worst nightmare” and relegate it to “the position of a vanquished country.”
Just as significant were similar exhortations by Gennady Zyuganov, leader of Russia’s Communist Party, the second-largest in the country and in parliament. The party also has substantial influence in the military-security elite and even in the Kremlin. Thus, one of Putin’s own aides publicly urged him to send fighter planes to impose a “no-fly zone”—an American-led UN action in Qaddafi’s Libya that has not been forgotten or forgiven by the Kremlin—and destroy Kiev’s approaching aircraft and land forces. If that happens, US and NATO forces, now being built up in Eastern Europe, might well also intervene, creating a Cuban missile crisis–like confrontation. As a former Russian foreign minister admired in the West reminds us, there are “hawks on both sides.”
More recently, Kiev’s stepped-up assaults on eastern Ukrainian citizens, the fall of Slovyansk and other small shattered cities, and the repeated shelling of Russia’s own bordering territory, which killed a resident on July 13, have fueled more outrage in Putin’s own establishment over his military inaction. The dean of Moscow State University’s School of Television, a semi-official position, even suggested that the Kremlin was part of “a strange conspiracy of silence” with Western governments to conceal the number of Kiev’s innocent victims. He warned that “those who permit murderers to win…automatically have the blood of peaceful citizens on their hands.” And the state’s leading television news network demanded that the Kremlin take immediate military action, repeating the call for a “no-fly zone.”
Little of this is even noted in the United States. In a democratic political system, the establishment media are expected to pierce the official fog of war. In the Ukrainian crisis, however, mainstream American newspapers and television have been almost as slanted and elliptical as White House and State Department statements, obscuring the atrocities, if reporting them at all, and generally relying on information from Washington and Kiev. Why, for example, have The New York TimesThe Washington Post and major television networks not reported regularly from eastern Ukraine’s war-ravaged cities, instead of from Moscow and Kiev? Most Americans are thereby being shamed, unknowingly, by the Obama administration’s role. Those who do know but remain silent—in the government, media, think tanks, and universities—share its complicity.